• Increase font size
  • Default font size
  • Decrease font size
 Поиск

ОГКУ "Государственный архив Калининградской области"

Глава 4

E-mail Печать
. ГЕРЦОГСТВО ПРУССКОЕ (1525-1701 гг.)
 
Правление Альбрехта Бранденбургского (1511-1568 гг.)
После смерти гроссмейстера Фридриха Саксонского единственным претендентом становится маркграф Бранденбургский Альбрехт из династии Гогенцоллернов. Первостепенное значение при выдвижении на пост главы Ордена играла знатность рода. Отец будущего гроссмейстера находился в родственных связях со многими знатными домами Европы. Мать приходилась родной сестрой польскому королю Сигизмунду Старому, чешскому и венгерскому королю Владиславу II.
14 февраля 1511 года Альбрехт стал во главе Тевтонского ордена. Очень скоро Свигизмунд I понял, что племянник менее всего хотел считаться с волей дяди и тем более оставаться его вассалом. Назревал конфликт. Но война не состоялась.
22 ноября 1512 года Альбрехт прибыл в Кёнигсберг. Оказавшись один среди незнакомых ему людей, он растерялся, в делах проявлял нерешительность, проводил политику уловок и промедлений. В начале декабря 1512 года в Петркове проходил сейм представителей Польши и Ордена. Польская дипломатия одержала верх. Представители гроссмейстера согласились с тем, что все орденские земли являются леном польской короны. Было подписано соглашение о совместной борьбе с любым врагом. Альбрехт обязан был на следующий год явиться в Краков для присяги на верность.
В конце работы сейма русские войска неожиданно выступили в поход по освобождению Смоленска, которым владела Польша.
Сигизмунд потребовал от гроссмейстера выделить помощь. Альбрехт не ответил. Для него создавалась благоприятная обстановка: в случае поражения Польши отказаться от постановления, принятого Петрковским сеймом. Тем более что в январе 1513 года Альбрехт получил совет императора Максимилиана не выполнять ни одного пункта принятого постановления. 27 февраля король Сигизмунд отправил Альбрехту второе письмо, в котором требовал выступить против русских. Гроссмейстер Альбрехт обещал выполнить просьбу после того, как все прусские сословия дадут на это своё согласие. На самом деле он затягивал, время и хитрил, надеясь на поражение короля. Когда же русские сняли осаду Смоленска, не добившись победы, Альбрехт известил своего дядю, что ландтаг соберётся в начале апреля. Сигизмунд с иронией поблагодарил гроссмейстера.
Заседание прусского ландтага проходило 4 апреля в Кёнигсберге. Вначале ландтаг отказался выделить деньги на войну с русскими, ссылаясь на то, что в 1501-1503 годы Пруссия выплатила на войну с Россией трёхкратный налог, и что ландтагу не ясно, куда израсходованы эти деньги. После жарких споров, под давлением епископа Помезании Хиоба фон Донебека и епископа Замланда Гюнтера, всё же было достигнуто согласие: оказать Польше помощь. Епископ Донебек 10 апреля получил соответствующие инструкции и направился с посольством к польскому королю, чтобы известить его о принятом решении. Но Альбрехт всё ещё оставался в состоянии крайней нерешительности.
Изменения в настроении гроссмейстера произошли летом 1513 года, когда русские войска снова осадили Смоленск и, хотя городом не овладели, но серьёзно обеспокоили поляков. Альбрехт пожелал сблизиться с императором Максимилианом. С этой целью он направил к нему своего посла Георга фон Эльтца. 2 августа посол встретился с императором и пожаловался на несправедливость польского короля.
2 февраля 1514 года послы Максимилиана заключили в Москве наступательно-оборонительный договор, одним из пунктов которого подразумевалось «...возвращение Тевтонскому ордену земель, которые король Сигизмунд держит за собой неправедно».
8 июня 1514 года русские войска овладели Смоленском. Узнав об этой победе, Альбрехт стал энергично готовиться к войне с Польшей. Несмотря на то, что 8 сентября Сигизмунд одержал победу над русскими в сражении под Оршей, гроссмейстер продолжал собирать силы. Вскоре польский король понял, что антипольская коалиция сохраняется. Он решил отказаться от соперничества с Габсбургами и все усилия направить на борьбу с русскими.
Альбрехт понимал складывающуюся обстановку. С начала 1515 года он предпринимает шаги к независимости. Он сообщает в Ватикан, что не может больше рассчитывать на императора и должен определёнными мерами обезопасить своё государство. Однако 17 мая 1515 года Сигизмунд и Максимилиан подписали в Вене договор о дружбе. Политическая ситуация опять поменялась. Альбрехт был обязан принести присягу Сигизмунду – клятву покорности и точности соблюдения договора 1466 года. Император жертвовал Орденом для достижения собственных целей.
Несмотря на запрет, между Орденом и Василием III ведётся тайная переписка. 22 мая 1515 года Великий московский князь отправил письмо гроссмейстеру, в котором соглашался заключить с Орденом военно-политический союз, направленный против Польши. 14 декабря 1515 года Альбрехт составил первый документ, в котором излагались конкретные шаги на пути установления орденско-русского сотрудничества. 2 мая 1516 года гроссмейстер получил известие, что из Москвы к нему выехало посольство. Дьяк Василий Тетерин от имени Василия III сообщил, что Великий князь согласен взять Орден под свою защиту.
11 октября 1516 года московский посольский приказ отправил в Пруссию охранную грамоту для орденского посла. 10 марта 1517 года в Москве был заключён договор о взаимопонимании и совместных действиях против Польши. 1 июня 1518 года в Лабиау начались переговоры между русскими послами и гроссмейстером Ордена. Альбрехт заявил послу, что для него важна не столько денежная помощь, сколько то, что Орден находится под защитой России. В начале апреля 1519 года в Кёнигсберг выехал сын боярский Константин Замыцкий. 9 мая в Лабиау он встретился с Альбрехтом. 19 сентября Альбрехт в Фишхаузене вёл переговоры с русским послом Василием Белым. 30 октября 1519 года в Мемель прибыл русский обоз с деньгами. Сумма оказалась столь незначительной, что на неё можно было нанять не более 250 воинов.
Война Тевтонского ордена с Польшей началась в конце 1519 года. Она велась Орденом неумело и безграмотно. В результате 28 мая 1520 года армия польского короля подошла к Кёнигсбергу и полностью сожгла предместье Понарт (ныне Балтийский район города). Более стойкими защитниками оказались жители Кнайпхофа: они сами сожгли свои южные окраины, чтобы не пропустить врага.
11 июля Василий III направил в Кёнигсберг посла Афанасия Маклакова с небольшой партией денег. Следом выехал посол Иван Булгаков с обозом серебра. Но это уже не помогло. 5 апреля 1521 года Альбрехт проиграл войну и подписал с польским королём четырёхлетнее перемирие. Русско-прусский союз был прерван.
В создавшейся обстановке Альбрехт решился на крайнее средство. Он вводит в Пруссии лютеранство в качестве официальной религии. Эта идея появилась у него ещё в 1522 году, когда он познакомился в Нюрнберге с тамошними протестантами, и в частности с проповедником Андреем Осиандером. В 1523 году Альбрехт побывал в Виттенберге и реформатор Мартин Лютер посоветовал ему секуляризировать (конфисковать) собственность Тевтонского орден и жениться. Гроссмейстер выполнил оба совета.
Весной 1525 года, когда истёк срок перемирия с Польшей, Альбрехт прибыл в Краков. 8 апреля 1525 года бывший гроссмейстер Альбрехт подписал договор с польским королём Сигизмундом I Старым о создании Прусского герцогства. Новое государство находилось в вассальной зависимости от польского короля. Специальным пунктом было отмечено, что если у герцога Альбрехта не окажется наследника по мужской линии, то герцогство полностью переходит под власть польской короны. По договору все прежние привилегии, которые предоставлялись Тевтонскому ордену, утрачивались, сохранялись лишь привилегии дворянства. Герцог получил право занимать место во время сейма рядом с королём, ему разрешалось чеканить собственные монеты.
9 апреля представители прусских сословий ратифицировали подписанный герцогом договор, признали Альбрехта своим господином и утвердили Конституцию. 10 апреля на краковской рыночной площади состоялось принесение присяги. Коленопреклонённый герцог обещал верно служить польскому королю и его наследникам.
Герцог назначил четырёх высших сановников: обербургграфа, обермаршала, ландгофмейстера и канцлера.
Тут, впрочем, весьма некстати для новоявленного герцога началось восстание замландских крестьян. Руководил им мельник Каспар с хутора Каймен (ныне пос. Заречье Гурьевского района). Восставшие двинулись к Кёнигсбергу. Возле деревни Лаут (ныне пос. Исаково) их встретили регулярные войска. Крестьяне сдались без боя. Пятнадцать зачинщиков казнили, многих посадили в тюрьму или принудили уплатить денежный штраф.
А тем временем городская жизнь в Кёнигсберге шла своим чередом. Купцы торговали, ремесленники что-то мастерили, а вот выходец из Данцига Ганс Вейнралх основал в Кёнигсберге типографию и отпечатал первую книгу – текст молитвы «Отче наш» с комментариями.
Покончив с Тевтонским орденом и с крестьянским бунтом, герцог решил заняться важными государственными делами.
Основание университета
Идея выстроить университет в Кёнигсберге, возможно, зародилась у гроссмейстера Альбрехта ещё в 1522 году, когда он побывал в Нюрнберге и познакомился с протестантом А. Осиандером. Создание собственного учебного центра давало возможность заниматься подготовкой преданных служителей церкви и специалистов по разным отраслям знаний. Это снимало зависимость Пруссии от германских университетов.
Своё правление в роли прусского герцога Альбрехт начал с того, что повелел собирать все книги, необходимые для университетской библиотеки. В 1527 году для этих целей был назначен некто Кретус Рубенаус, который значительно ускорил эту работу. Им были закуплены латинские и греческие издания. Первым книгохранителем стал Феликс Кёниг-Полипемус. В 1534 году библиотека была открыта для узкого круга лиц. Но благодаря усилиям Феликса в 1540 году книгохранилище стало общедоступным.
В 1530 году герцог Альбрехт принял в кёнигсбергском замке известного белорусского первопечатника и просветителя Франциска Скорину. Герцог высоко оценил этого выдающегося мужа «несравненного разума и художественного дарования, светлого лекарского таланта и славного опыта».
Франциск Скорина (около 1490-1551) родился в семье купца в городе Полоцке. В 1504-1506 годах обучался в Краковском университете. В 1517-1519 годах выпустил в Праге «Псалтырь» и двадцать книг Библии (впервые – в переводе на славянский язык). В начале двадцатых годов XV века основал в Вильне первую типографию.
Первое обсуждение замысла герцога по строительству университета состоялось в 1540 году и вызвало резкие протесты со стороны отцов города Кнайпхофа. Они сетовали на нехватку земельных участков. Да и польский король-католик не был в восторге от идеи создания у него «под боком» протестантского университета. Но Альбрехт настоял на своём. В 1542 году был заложен первый камень будущей «Альбертины». Большой денежный вклад в это предприятие внесла жена герцога Доротея Датская. 17 августа 1544 года состоялось торжественное открытие Кёнигсбергского университета. Его первым ректором был утверждён Георг Сабинус (1508-1560), зять видного деятеля Реформации Филиппа Меланхтона. Первый набор студентов насчитывал 318 человек. Университет впоследствии получил сокращённое название «Альбертина» – по имени его основателя герцога Альбрехта (это имя могло произноситься и как «Альберт»). В 1569 году для университета было построено новое здание в северо-восточной части Кнайпхофа. В 1549 году герцог пригласил в качестве преподавателя богословия А. Осиандера. Этот учёный муж умер в 1552 году и был похоронен в церкви святого Николая в Альтштадте. Среди основоположников «Альбертины» находились два польских учёных Кульвец и Рафайлович.
Интересно, что в разгар жарких споров об университете Кёнигсберг посетил польский астроном и врач Николай Коперник. Это произошло 8 апреля 1541 года, когда он, по приглашению герцога Альбрехта приехал в Кёнигсберг, чтобы вылечить любимого мажордома герцогского замка в Тапиау Георга фон Кюнхайма, Вылечил ли его Коперник, доподлинно не известно. Но надо думать, что вылечил, так как 3 мая он невредимым покинул Кёнигсберг и благополучно вернулся в свой город Фраунбург (ныне Фромборк в Польской Республике). А в центре Кёнигсберга именем Коперника была названа улица, сохранившая своё название до сих пор.
Последние годы жизни Альбрехта
В Польше в 1548 году королём становится Сигизмунд II Август, который был коронован ещё в 1530 году, но терпеливо дожидался престола. Но как только ему на голову возложили корону, он тут же развернул бурную деятельность. Будучи ярым католиком, напустил в Польшу тьму-тьмущую монахов ордена Иезуитов. Этого ему показалось мало. Он ввязался в Ливонскую войну, в которой Россия, желая иметь выход к Балтийскому морю, выступила против Ливонского ордена и его союзника Швеции.
Но, в общем-то, эти события лишь косвенно затрагивали Пруссию, – у герцога Альбрехта хватало своих забот. Под старость он стал раздражительным и вконец рассорился со своим духовным наставником и соратником Осиандером, что ускорило смерть учителя и вызвало студенческие волнения в университете. Преемником Осиандера стал пастор Иоганн Функе, но вскоре по повелению герцога он кончил жизнь на плахе. Такие негуманные поступки снизили популярность главы государства.
Действия его вызвали ещё большую тревогу, когда он приблизил к себе весьма сомнительных и непопулярных в народе советников, в том числе и собственного зятя Иоанна Альберта (Альбрехта) Мекленбургского. Всеобщую озабоченность породила безрассудная раздача государственной земли приезжим чужакам. Всё это очень не понравилось местной знати. На герцога была подана жалоба польскому королю. Из Польши прибыла влиятельная комиссия и обвинила во всех смертных грехах герцогских советников. В 1566 году троих из высокопоставленных чиновников казнили на площади перед Кнайпхофской ратушей.
А что касается герцога Альбрехта, то он умер на семьдесят девятом году жизни 20 марта 1568 года в своём замке Тапиау (ныне город Гвардейск) и был похоронен в кёнигсбергском Кафедральном соборе рядом со своими двумя жёнами.
Родословная Альбрехта
Герцог Альбрехт происходил из знатного рода Гегенцоллернов. По линии отца Фридриха Ансбаха (1460-1536) династия восходит к фон Цоллерну, жившему около 900 года. А по линии матери Софьи Польской (1461-1512) родословная подходит к польско-литовскому королю Владиславу Ягайло (1350-1434) и далее к литовскому князю Гедимину Великому (ум. в 1340 году). По иронии судьбы, именно король Владислав Ягайло одержал победу над Тевтонским орденом в 1410 году. А ведь женой Владислава Ягайло была русская княжна Ульяна Тверская (ум. в 1392 году). Следовательно, здесь польская линия предков герцога Альбрехта доходит до легендарного варяжского князя Рюрика, основавшего Русь.
Не менее любопытна нисходящая линия родословной герцога Альбрехта. Здесь, благодаря женитьбе российского императора Николая Первого (1796-1855) на дочери прусского короля Фридриха Вильгельма Третьего и Шарлотты Прусской (дочери королевы Луизы) династия Романовых переплелась с династией Гогенцоллернов и с династией Рюриковичей. Ещё раз династии Романовых и Гогенцоллернов соединились благодаря браку принца Франца Вильгельма Гогенцоллерна Прусского (р. 1943) с Марией Владимировной Романовой (род. 1953). В 1981 году у них родился сын Георгий, который в равной степени может претендовать на российский и германский престолы, вернись в этих странах монархия.
В качестве третьего сына Альбрехт был предназначен к духовному званию. Десяти лет от роду он был послан на учёбу в Кёльн и по окончании школы стал каноником. Потом, как известно, в 1511 году Альбрехт был избран гроссмейстером Ордена. В 1526 году Альбрехт женился на Доротее, принцессе Датской, и жил с ней до её кончины в 1547 году. В 1550 году Альбрехт женился вторично на молодой Анне Марии, герцогине Брауншвейгской. Вторая супруга герцога Альбрехта таинственно скончалась в замке Нойхаузен спустя несколько часов после смерти мужа. От второго брака в 1553 году родился сын Альбрехт Фридрих, последний прусский герцог (1553-1618).
Вот, кажется, всё об Альбрехте. Ах, нет! Надо бы ещё рассказать про замок в Тапиау, где умер Альбрехт.
В далёком 1258 году поселение при впадении реки Деймы в Прегель называлось Тапиов, потом – Тапиав, названия эти пришли из прусского языка и обозначают нечто тёплое и благоприятное. Тут же, на северном берегу слияния рек, стояла прусская крепость Зугубри, в которой, по преданию, некоторое время жил викинг Сапелле.
В 1265 году рыцари Тевтонского ордена построили свой замок прямо напротив прусской крепости. Вскоре обе крепости были разрушены. Тогда в 1280-90-е годы между Деймой и Прегелем гроссмейстер повелел построить новый замок-крепость для резиденции комтура. В 1520 году в этом огромном здании разместился архив крестоносцев. Из интересных событий, связанных с замком, отметим крещение в нем в 1385 году Великого князя литовского Витовта. А в 1474 году в его подвалы был заточён замландский епископ Д. фон Куба. Несчастный умер от голода.
В последние годы жизни герцог Альбрехт превратил замок в свою загородную резиденцию. А Тапиау? Он получил право города только в 1722 году и был немноголюден: в 1910 году в нем проживало около шести тысяч жителей.
В заключение главы хотелось бы отметить важную роль герцога Альбрехта в становлении нового светского прусского государства. Правление Альбрехта отметило новую эру в жизни Пруссии, обозначило переход от старо-феодальных отношений к созданию передовой, по тем временам, страны, где могли развиваться свободная торговля, ремёсла, науки и искусства.
Кёнигсберг в первой половине XVI века
Во времена правления герцога Альбрехта Кёнигсберг не очень увеличился в размерах. Изменения происходили во внутренней жизни города. Крепость и три города занимали территорию от острова Кнайпхоф на юге до Замкового пруда на севере; от рукава Прегеля на западе до пригорода Закхайм на востоке.
Город Кнайпхоф удобно расположился на одноимённом острове и был соединён со своим южным пригородом двумя мостами: Зелёным (Грюне-брюкке) и Потроховым (Кёттель-брюкке). Перед каждым мостом находились прочные ворота. На востоке город был соединён с островом Ломзе Медовым мостом (Хоник-брюкке), к которому можно было пройти через Медовую башню. На юго-восточной оконечности острова стояла Голубая башня. На севере остров соединялся с Альтштадтом тремя мостами: Лавочным (Кремер-брюкке), Кузнечным (Шмиде-брюкке) и, недолгое время, Соборным (Дом-брюкке), перед каждым из них стояла одноименная башня.
Украшением Кнайпхофа, естественно, был Кафедральный собор. Хотя остров, омываемый водами реки Прегеля, казалось, надёжно защищён, на всякий случай по его периметру была сооружена защитная стена.
Ратуша Кнайпхофа – древнейшая достопримечательность города. Она упоминается ещё в 1374 году, а через триста лет, для придания привлекательности, была перестроена в стиле барокко. После объединения городов в ратуше, вплоть до 1927 года, находился Кёнигсбергский магистрат. После переезда его в новое здание на Ханза-платц (ныне площадь Победы) в бывшей кнайпхофской ратуше обосновался музей города.
Три комнаты в нём были отведены под экспозицию, связанную с жизнью и учёными трудами Иммануила Канта.
Город Альтштадт. На его территории размещались церковь святого Николая, госпитальная кирха «Святого духа», небольшой собор и капитул (место для коллегии руководящих лиц). С севера город надёжно защищала крепость Кёнигсберг, с юга – река Прегель, с востока – ров, по которому протекал ручей Лёбе-бах. В духе времени город был обнесён стеной. Альтштадт соединялся с островом Ломзе Дровяным мостом, далее дорога вела к Высокому мосту.
Город Лёбенихт на западе отделялся от Альтштадта ручьём Лёбе-бах, вытекающим из Замкового пруда. На юге у реки Прегель располагался женский монастырь святого Бенедикта, построенный ещё в 1349 году. Далее к северу в небольшой слободе проживали крестьяне и ремесленники. У восточной стены приютилась церковь святой Варвары (Лёбенихтская кирха). За стеной к югу вдоль дороги на Тапиау находился пригород Закхайм, а севернее его тропинки петляли вдоль капустных грядок, пашен и лугов...
Замок на Королевской горе. В годы правления Альбрехта, с 1511 года, начинается новый этап перестройки замка. Удлиняется северное крыло, и в нём размещается Московская зала, в которых, по-видимому, останавливались послы князя московского Василия III. В 1532 году построено «Альбрехтсбау» – значительное по размерам кубическое строение рядом с воротами, на которых была надпись «Крепость – наш Бог». Над воротами герцог оборудовал себе кабинет. В 1584 году был снесён дом Конвента и построено крыло «Берварт». Здесь был большой подвал, над ним располагалась ружейная палата, зал Московитов и – Замковая церковь. Огромный Московский зал поражал размерами, площадь его равнялась 1500 квадратных метров. В результате сноса Конвента получился замковый двор, в середине которого установили фонтан. В 1589 году была построена смотровая башня, ставшая украшением города.
Преемники герцога Альбрехта (1568-1657 гг.)
Весной 1568 года в Тапиау умер разбитый параличом герцог Альбрехт. Его сыну Альбрехту Фридриху было в ту пору только пятнадцать лет. Опекунство над юным герцогом взяли государственные советники. Они заморочили юношу своими противоречивыми советами, и он лишился рассудка. Будь молодой герцог зрелым политиком, да ещё в своём уме, Пруссия имела бы шанс обрести полную независимость. Дело в том, что в королевской Польше появились свои трудности. В 1572 году неожиданно умер Сигизмунд II Август. А надо сказать, что король тогда избирался польским сеймом. Между разными группировками началась отчаянная борьба за корону. На этот раз верх одержал предводитель шляхты Ян Замойский. Он добился избрания на польский престол француза Генриха Валуа, последнего отпрыска этого славного королевского рода. Однако с Генрихом Валуа получился полный конфуз. Едва усевшись на польский трон, он вдруг узнал, что во Франции скончался его любимый братец король Карл IX. Захолустная Польша – это вам не Париж! – решил новоиспечённый король. После такого прозрения Генрих тайком быстренько помчался во Францию. Представляете, как были поражены поляки, когда, проснувшись утром, обнаружили пропажу своего обожаемого короля! Только через год они оправились от потрясения и выбрали королём ярого католика Стефана Батория, который правил в Польше до 1586 года. Хотя он и был венгром, но в Венгрию не убежал и честно отцарствовал свой срок. Потом королём становится Сигизмунд III, ещё более ярый католик. Ему было не до Пруссии. Он ввязался в войну с Русью, засылая туда поочерёдно двух Лжедмитриев. Вдобавок он возымел желание посадить на русский трон сына Владислава и почти преуспел в своих намерениях. Но Русь пошла иным путём, избрав на трон Михаила Романова. Помимо неприятностей с Русью, польский король Сигизмунд Третий имел много хлопот со Швецией, где он безуспешно пытался усидеть на троне.
А что касается сбежавшего Генриха Валуа, то он благополучно достиг Парижа, стал там королём, Генрихом III, и был убит в 1589 году монахом Клеманом в разгар религиозных войн.
А в Кёнигсберге тем временем произошло печальное событие: 28 октября 1575 года скончался Иоганн (Ганс) Лютер, сын великого реформатора Мартина Лютера. Он совершал деловую поездку по немецким городам в качестве придворного советника. Его похоронили в старой церкви св. Николая в Альтштадте. В 1859 году там был установлен памятный знак. В Кёнигсберге не однажды бывала и дочь великого реформатора Маргарита. В 1555 году она вышла замуж за прусского землевладельца Георга фон Кюнхайма и поселилась с ним в имении Кнаутен (пос. Прудки Багратионовского района). Скончалась Маргарита в 1570 году и похоронена в церкви посёлка Мюльхаузен (пос. Гвардейское).
Но вернёмся к государственным заботам. В 1577 году польский король Стефан Баторий назначает к душевнобольному герцогу Альбрехту Фридриху опекуна – Георга Фридриха маркграфа Ансбахского (1539-1603), который доводился племянником герцогу Альбрехту. Более того, он повсюду утверждал, что именно его отец, Георг Набожный (Исповедник), принявший в 1524 году лютеранство, якобы уговорил и своего брата последовать его примеру. Кто знает, может быть, так оно и было... Георг Фридрих, став в 1556 году Бранденбургским курфюрстом, государством своим вроде бы правил заботливо. Но получив во владение Пруссию, растерялся из-за царивших в ней религиозных и политических распрей. В тот же год в небе появилась комета, по предсказаниям сулившая неминуемые беды. И действительно, в 1580 году Пруссию постигла страшная болезнь дизентерия, а потом – чума, унёсшая тысячи человеческих жизней. Ничего не добившись в делах государственных, Георг Фридрих скончался 26 апреля 1603 года.
Очередным регентом герцога становится курфюрст Иоахим Фридрих (1546-1608). С первых дней он вёл отчаянную борьбу с кёнигсбергскими городскими сословиями, но вынужден был, в конце концов, подтвердить их привилегии. При этом у него были далеко идущие планы. Ещё в 1594 году он женил своего старшего сына Иоанна Сигизмунда на Анне – старшей дочери слабоумного герцога Альбрехта Фридриха. Сам же, несмотря на почтенный, пятидесятисемилетний возраст, женился вторым браком на двадцатилетней Элеоноре, другой дочери герцога.
Устроив таким образом свои семейные дела, Иоахим вымолил у польского короля право на опеку над безрассудным герцогом. В 1605 году он получил долгожданную грамоту на управление Пруссией и вместе с ней титул герцога, но... без права наследования. Естественно, это очень огорчило герцога-опекуна: зачем тогда надо было жениться самому и женить своего сына на дочерях наследного герцога!
В 1608 году, несмотря на противодействие как в Польше, так и в самой Пруссии, регентом больного герцога был утверждён бранденбургский курфюрст Иоанн Сигизмунд (1572-1619) – сын от первого брака умершего в том же году Иоахима Фридриха. В 1609 году он получил от короля грамоту на опекунство, а в 1611 году польский сейм признал его права на ленное владение прусским герцогством. Большего добиться ему пока не удалось. И хотя Пруссия оставалась вассалом польского королевства, он надеялся с божьей помощью добиться полной независимости и решил предпринять что-либо значительное.
Получив польские грамоты, Иоанн Сигизмунд перешёл в 1613 году из католичества в протестантство, причём избрал самую крайнюю – кальвинистскую форму этого учения. Вряд ли он много выиграл, так как, приняв новую веру, напрочь поссорился и с католиками и с умеренными протестантами, и в обоих лагерях нажил себе лютых врагов. Ему пришлось выдерживать длительную борьбу с оппозицией как в Пруссии, так и в Бранденбурге. Да и в Польшу жалобы на регента шли сплошным потоком.
Но в 1618 году в Фишхаузене (г. Приморск) скончался слабоумный Альбрехт Фридрих и Иоанн Сигизмунд стал наконец полновластным правителем Пруссии. Эта смерть компенсировала ему все предыдущие неудачи.
Иоанн Сигизмунд тут же перенёс свою резиденцию из Кёнигсберга в город Берлин и фактически явился основателем Бранденбургско-Прусского государства.
За это время в Кёнигсберге, кажется, ничего особенного не произошло. В 1609 году пригород Понарт был присоединён к городу Лёбенихту. В 1610 году на территории Пруссии был введён Григорианский календарь – тот самый, по которому мы живём сейчас. Это случилось через двадцать восемь лет после введения нового календаря римским папой Григорием XIII. Мы знаем, что Григорианский календарь был введён в России с некоторым опозданием – 14(1) февраля 1918 года, а в Египте его признали только в 1928 году.
В 1613 году была опубликована первая карта-рисунок Кёнигсберга. Она была напечатана в многотомном издании Георга Брауна «Города земного шара», выходившем в 1572-1618 гг. в Кёльне и Амстердаме.
К 1618 году Кёнигсберг стал центром торговли в Прибалтике, через него на запад шло российское зерно и другие товары. Бурное развитие торговли приостановила начавшаяся в этом же году Тридцатилетняя война, которая поначалу принесла много бедствий Пруссии.
Но всё по порядку. Это была война между двумя враждующими религиозными течениями за господство в Европе. Одно из них – габсбургское, или католическое, поддержанное папством, объединило Австрию Испанию, Польшу, и немецких князей-католиков. Другое – антигабсбургское, или протестантское, включало Англию, Германию, Голландию, Данию, Италию, Францию, Чехия Швецию, и, как ни странно, православную Русь. А вот Восточная Пруссия, хотя и была протестантской, находилась в вассальной зависимости от Польши и вынуждена была, хотя бы условно, стоять на стороне католиков. Её правителям нужно было думать о том, как уберечь страну от военных разорений. И вдруг – беда. В 1619 году умер Иоанн Сигизмунд и на Бранденбургский престол взошёл его сын Георг Вильгельм.
А спустя два года в Кёнигсберге на Пасху в 1621 году страшное наводнение сорвало Кеттель-брюкке, затопило весь остров Кнайпхоф. В Кафедральном соборе воды было по щиколотку. Кажется, что ни до этого, ни после не было такого ужасного потопа. Правда, хроника сохранила сведения о большом наводнении в городе в ноябре 1801 года и в январе 1983, когда вода поднималась до отметки 183 сантиметра.
В 1625 году шведы внезапно высадились в Пиллау (г. Балтийск) и овладели пиллауской крепостью. Затем им удалось захватить Эльбинг (г. Эльблонг) и Мемель (г. Клайпеда). Пруссия могла быть превращена в поле сражения. Кёнигсберг с трудом соблюдал нейтралитет. Однако потеря Пиллау была весьма чувствительной для Пруссии – она лишилась и порта, и связи с внешним миром.
Пиллау – самое древнее поселение на территории Замланда. Эта крепость называлась ранее Вограм и упоминалась ещё в 1257 году. В 1430 году в рыцарских записях отмечена деревня Пилль, расположенная на горе. Гора в северной части города Пиллау называлась Пфундебудеберг. Первое укрепление в гавани Хакен стало сооружаться ещё во времена герцога Альбрехта. В 1626 году шведы продолжили строительство: они, видимо, мечтали надолго закрепиться в Пиллау (король Густав Адольф трижды посетил порт – в 1627, 1628 и 1629 годах), но этого не произошло. Строительство укреплений было закончено в 1670 году. В 1725 Пиллау получил права города. Великий курфюрст Фридрих Вильгельм предназначил Пиллау важную роль в своей грядущей колониальной политике, но из его затей почти ничего не получилось.
Смутное время
Вернёмся в 1626 год. Король Густав Адольф практически без боя захватил всю прибрежную часть Восточной Пруссии. Герцог и жители в полной растерянности и в страхе ожидали наступления шведской армии на Кёнигсберг. Но некий советник юстиции X. Вагнер взял на себя неприятную миссию переговоров со шведским военным командованием в городе Мариенбурге. Не знаем уж, к каким юридическим уловкам прибег этот советник, но шведы пощадили Кёнигсберг и отошли назад в Пиллау. Благодаря этому дипломатическому манёвру, курфюрст Георг Вильгельм укрыл в кёнигсбергской крепости от невзгод войны двух своих дочерей – Гедвигу Софию и Луизу Шарлотту. В знак их пребывания в Кёнигсберге была названа улица Принцессинхоф (потом – Принцессин-штрассе). На этой улице в 1783-1804 гг. жил философ Иммануил Кант. Поэтому в 1824 году улица была переименована в Кант-штрассе.
Итак, война обошла Кёнигсберг стороной. Но жители города, напуганные польскими и шведскими вторжениями, решили всерьёз заняться укреплениями Кёнигсберга.
Проект Первого вального укрепления города принадлежал профессору математики Иоганну Штраусу. Возглавлял работы полковник Абрахам фон Дона, контроль за работами осуществлял Конрад фон Борке. Строительство началось в 1626 году и продолжалось до конца XVII века. Пятнадцатикилометровое городское кольцо укреплений представляло собой простое земляное обвалование и состояло из двадцати шести полных бастионов, восьми полубастионов и восьми главных ворот.
Надо признать, что новый правитель Пруссии Георг Вильгельм был не очень удачливым политиком. Характером – добродушный, кроткий, в действиях – нерешительный, к тому же ему явно недоставало твёрдости и самостоятельности. Образ жизни он вёл довольно рассеянный. По религиозным взглядам был кальвинистом, что создавало ему большие затруднения во взаимоотношениях с Польшей и с собственными гражданами. Далее. Георг Вильгельм не воспользовался явными выгодами от женитьбы короля Густава Адольфа на своей сестре Марии Элеоноре. Он поначалу заключил какое-то соглашение со шведским королем, а потом, вопреки здравомыслию, скрепил подписью договор с командующим императорской католической армией Валленштейном. Такая двойная игра не довела до добра, и, когда Георг Вильгельм умер в Кёнигсберге в 1640 году, он оставил дела управления государством в полном расстройстве.
Единственно, что он сделал хорошего, так это продление своего рода: его сын стал Великим курфюрстом. В этом смысле сбылась заветная мечта Иоахима Фридриха – помните такого? Не зря, выходит, суетился старик Иоахим! Георг Вильгельм доводится герцогу Альбрехту праправнуком по прямой линии, значит, герцогский род не угас. Правда, он продолжился не по мужской, а по женской линии, но это уже, как говорится, детали.
Война войной, а наука в своём развитии шла вперёд. В 1635 году врач Даниэль Швабе провёл в Кёнигсберге уникальную по тем временам операцию. Он извлёк из желудка крестьянина Грюнхенда нож длиной 17,5 сантиметра. Его было трудно извлечь, но, наверное, ещё труднее проглотить!
Великий курфюрст
В 1640 году правителем Пруссии становится Фридрих Вильгельм (1620-1688), сын Георга Вильгельма и Елизаветы Шарлотты Пфальцской.
Курфюрст Фридрих был женат дважды: первый раз – на Луизе Генриетте Оранской, второй раз, будучи уже в преклонном возрасте, – на Доротее Гольштейн-Глюксбургской. От обеих жён были дети, отчего в семье курфюрста постоянно возникали ссоры и несогласия.
Но семейные раздоры не могли заслонить политических событий. Хотя Тридцатилетняя война и закончилась через восемь лет после вступления Фридриха Вильгельма на престол, вскоре подоспела новая война – Северная (1655-1660 гг.). Швеция воевала против Польши за прибалтийские территории и господство на Балтийском море. Эта война переплелась с русско-польскими и русско-шведскими военными действиями. Опять вокруг Кёнигсберга нарушилось спокойствие.
Война складывалась благоприятно для Швеции: шведский король Карл X Густав сумел потеснить польского короля Яна Казимира. Шведы захватили почти всю Польшу, Варшаву, Краков... Не забыли и про Пруссию. В 1655 году шведские войска появились под самым Кёнигсбергом. В районе Юдиттен срочно сооружался рубеж обороны. Эта деятельность нашла своё отражение в позднейшем названии одной из улиц в районе Юдиттена – Шведише-шанце, что значит «шведские окопы», сейчас улица Ручейная.
20 ноября 1656 года в городе Лабиау (г. Полесск) состоялась встреча шведского короля Карла Густава и курфюрста Фридриха Вильгельма. На этой встрече были обсуждены совместные действия, способствующие освобождению Восточной Пруссии от польской зависимости. Момент был выбран очень подходящий: ослабленная войной Польша вынуждена была дать согласие на отделение Восточной Пруссии. Это согласие было закреплено в 1657 году в Велявско-Быгдощинском трактате. Позвольте, где-то мы встречали название Велява? Ах да, Велява – это же Велау, который сейчас называется Знаменском!
Итак, в 1657 году Кёнигсберг и Восточная Пруссия юридически освободились от польской зависимости. Было создано Бранденбургско-Прусское государство. Столицей нового государства стал Берлин. С этого времени Восточная Пруссия начала новый исторический виток.
В том же году произошло ещё одно событие, память о котором, в какой-то мере, дошла до наших дней, – была сооружена крепость Фридрихсбург. Сия цитадель предназначалась для надёжного прикрытия Кёнигсберга со стороны залива. Этот форт был примечательным сооружением – его не обошел своим вниманием русский царь Пётр при посещении Кёнигсберга. Впоследствии на месте крепости были сооружены внушительные ворота с четырьмя угловыми башнями. Сейчас они неприметно ютятся на задворках товарной станции на улице Портовой. Нам было бы очень приятно, если бы ко времени выхода в свет этого скромного труда Фридрихсбургские ворота были бы приведены в порядок и служили делу просвещения. Наши надежды сбылись! В 2011 году Фридрихсбургские ворота стали филиалом Калининградского музея мирового океана и приняли первых посетителей.
Намерение Великого курфюрста, связанное с постройкой Фридрихсбурга, не являлось капризом державной особы. Форт стал надёжным щитом на пути с Балтийского моря. Страх перед шведским возмездием не покидал курфюрста, ведь в политике, как и его предшественник, он вёл двойную игру: благодаря Швеции добился независимости Пруссии от Польши, но сам вскоре выделил польскому королю шесть тысяч солдат для войны со Швецией. Тогда, в 1679 году, он распорядился начисто снести пригород Понарт, опасаясь шведов именно с этой стороны. Правда, шведы, отступая из Польши, двинулись от Тильзита (Советск) к Мемелю, и Великий курфюрст с удовольствием гнался за ними по льду Куршского залива. В общем, Фридрих Вильгельм, без сомнения, действовал в духе своего же мудрого высказывания: «Всякие союзы хороши, но собственные силы лучше и вернее». Следуя этому девизу, он довёл численность войска в государстве до двадцати шести тысяч человек и даже добрался до далёкой Африки, где заложил основы колониальной политики Германии.
У Великого курфюрста были неважные отношения с горожанами Кёнигсберга. Горожане были не очень довольны некоторыми ограничениями своих льгот. Тогда курфюрст насильно согнал представителей всех сословий города во двор Кёнигсбергского замка и под страхом сурового наказания заставил их принести клятву на верность. А годом раньше он посадил в тюрьму за неповиновение строптивого кнайпхофца Иеронимуса Роде, который просидел в темнице шестнадцать лет и в ней же умер.
В это время бурно развивалась торговля с Францией. И вот в Кёнигсберге в 1663 году возникает Францёзиш-штрассе, или Французская улица. Она «села» прямо на дамбу Нижнего пруда. Улица стала заселяться французскими торговцами ремесленниками. В 1686 году из Франции в Кёнигсберг прибыли большие группы переселенцев, приехавшие сюда из-за религиозных преследований, когда был отменен веротерпимый Нантский эдикт. В 1733-1736 гг. неподалёку от Французской улицы была сооружена французская реформатская церковь. Реформатская вера – одна из разновидностей кальвинистского религиозного учения, нашедшего наибольшее число последователей во Франции. Вот как описывает Французскую улицу в 1760 году А. Т. Болотов: «...улица, ведущая к Розгартовскому предместью, называемая Французскою и достопамятная отчасти тем, что жили в ней все французы и имела под своими домами наилучшие французские лавки. Построена вся на предлинной плотине одного предлинного и преширокого пруда, посреди города находящегося, и на одной небольшой речке, впадающей в Прегель. Улица эта была весьма хороша и так построена, что никак узнать было невозможно, что она находится на плотине, ибо за сплошным каменным строением воды вовсе не видать было».
Несмотря на некоторые промахи во внутренней и внешней политике, Фридрих Вильгельм в сознании немецкого народа непременно ассоциировался с созданием регулярной армии и выхода Пруссии из польского влияния. За эти заслуги курфюрст удостоился прилагательного «Великий».

Обновлено ( 20.01.2012 09:58 )