Хроника проекта

1 этап.

В январе 2011 г. в ОГКУ «Государственный архив Калининградской области» началась подготовка фотодокументальной выставки «Солдаты, для которых Победы не было». Фотографии военнопленных с учетных карточек были отсканированы, увеличены и старательно обработаны с сохранением «следов времени». Получилась мощная по силе воздействия экспозиция. Одновременно был начат розыск родственников военнопленных. Проводить его было сложно. Причины: скудость и большая степень неточности информации в учетных карточках о каждом из военнопленных и его родственниках; серьезные административно-территориальные изменения, произошедшие в стране; распад Советского Союза.

Инициативной группой были сделаны запросы в российские военкоматы и консульские отделы бывших союзных республик.

Итог – к моменту открытия выставки удалось разыскать и установить переписку с родственниками 4-х военнопленных: И.Е.Лапыгина, И.А.Орлова, И.Д.Махонина, Е.В.Терехова. Родственники погибших военнопленных были потрясены, так как десятилетиями считали своих близких «пропавшими без вести», и очень признательны, получив информацию о них, в том числе и последнюю фотографию своего отца или деда.

2 этап.

25 марта 2011 г. в выставочном зале ОГКУ «ГАКО» состоялась презентация выставки, на которой наряду с последними, «предсмертными» фотографиями военнопленных появились и семейные фотографии из мирной довоенной жизни, присланные родственниками военнопленных, что усилило трагическое звучание экспозиции.

Презентация выставки и сама идея розыска родственников военнопленных, умерших в лагерях, получили большой резонанс. Вышли публикации в региональной печати: в «Российской газете», «Калининградской правде», «Комсомольской правде в Калининграде», «Новых колесах», в выпуске «Северо-Запад» федерального издания Российская газета», также удалось заинтересовать и привлечь к поиску печатные СМИ других регионов: «Известия Калмыкии» (Элиста, Республика Калмыкия), «Наша газета» (Луганск, Украина), «Панорама» (Сумы, Украина).

Выставке и поисковым мероприятиям инициативной группы были посвящены 1 радио- и 3 телесюжета, в том числе по региональному каналу «Вести-Уфа» и центральному – ТВЦ.

Более того, полная информация о военнопленных из «калининградского списка», включая их фотографии, была размещена на сайте архива, федеральной полосе информационного агентства REGNUM, сайте «РГ», РИА «Новости», откуда «разошлась» по Интернет-страницам информагентств, городским новостным порталам, сайтам общественных организаций, занимающихся поиском погибших в годы войны, привлекая внимание к проблеме «пропавших без вести» все большего количества людей, причем по всей России и в странах ближайшего зарубежья.

За 6 месяцев работы выставки ее посетило более 2600 человек, в том числе и организованные группы школьников, которые с большим интересом воспринимали информацию о трагической судьбе советских военнопленных, о попытках найти их родственников, предпринимаемых инициативной группой.

3 этап.

Следующий этап поиска предусматривал выход на организации, имеющие разветвленную сеть подразделений в различных регионах страны и ближайшего зарубежья.

Было отправлено обращение к главному редактору газеты «Комсомольская правда» Сунгоркину В. Н. с просьбой опубликовать в региональных и зарубежных изданиях «Комсомольской правды» фотографии и короткую информацию об оставшихся 23-х военнопленных из списка, что и было сделано. К сожалению, данные публикации результата не дали.

Было принято решение действовать через Федеральную службу судебных приставов России, имеющую разветвленную и обширную сеть структурных подразделений по всей стране, сотрудники которой обладают соответствующими профессиональными навыками.

В регионах к поисковым работам были привлечены школьники ряда школ.

Путем постоянной координации действий, уточнения информации были найдены родственники еще 5 человек из «калининградского списка»: М.М.Мукликова, И.П.Болтнева, В.М.Невоструева, П.К.Бедули, И.В.Панасенко. Все до единого родственники ничего не знали о судьбе своих братьев, отцов, дедов; многие безуспешно разыскивали их десятилетиями. В поиск оказались вовлеченными Калмыкия, Удмуртия, Башкортостан, Краснодарский и Ставропольский край, Белгородская область. Были найдены родственники, проживающие ныне в Янало-Ненецком автономном округе, Красноярске, Невинномысске… Все они получили официальные письма из архива с извещением о месте смерти и захоронения их родственника, фотокопию его лагерной учетной карточки, последнюю фотографию, выполненную лагерным фотографом, и фотографию мемориала на месте братской могилы военнопленных.

Факт нахождения родственников еще 5 военнопленных из «калининградского списка», восстановление трагической биографии красноармейцев, так и не дождавшихся Победы, вызвал широкий общественный резонанс.

Об этом сообщили федеральные информагентства REGNUM, ИТАР ТАСС, региональное – ИА «СеверИнформ», «АиФ Калининград», ГТРК «Калининград».

Особенно же широкое освещение этот этап проекта получил в печатных и электронных СМИ тех регионов, откуда были призваны на фронт эти красноармейцы:

Республика Калмыкия: РИА «Новости-ЮГ»; «Российская газета»; газета «Известия Калмыкии» (в том числе on-line-версия и фейсбук газеты), газета «Новая неделя», городской новостной Интернет-портал «Элиста. Без формата.ру.», региональный информационный Интернет-каталог elista.org, радиостанции «Русское радио», «Европа плюс», «Авторадио», «Ретро FM», «Вести-Калмыкия», ежедневный информационно – музыкальный канал на русском и калмыцком языках «Доброе утро, Калмыкия».

Удмуртская Республика: ГТРК «Удмуртия», общественно-политическая газета «Иднакар», газета «Калина Красная» (Глазов, Удмуртия)       Ставропольский край: газета «Ставропольская правда».

Республика Башкортостан: газета «Вечерняя Уфа», «Российская газета» (выпуск Приволжского федерального округа).

Белгородская область: региональное информационное агентство «Бел.ру», городской портал «Gubkin.Info» и др. региональные СМИ.

4 этап

Чтобы инициировать розыск семей военнопленных на Украине (в списке 9 человек – уроженцы Украины), организована и 22 июня 2012 г. проведена выставка в Киеве – в Центре Россотрудничества. Разосланы обращения в ведущие украинские СМИ. Результат нулевой.

5 этап

Продолжение публикаций и выступлений в региональных СМИ. Информация о военнопленных передана в ОБД «Мемориал» и «Скасонские мемориалы» (Дрезден). Найдены родственники Ширко Григория Алексеевича.

6 этап

Благодаря тому, что о проекте много писали, к нему подключились добровольцы-поисковики из России, Украины, Белоруссии, Казахстана. «ГАКО» выступал как координационный центр поисков. Результат не заставил себя ждать…


08.08.2016

Найдены родственники военнопленных Сергеева Н. И. и Сулейманова Дурсуна Мавлюд Оглы

В июле этого года нам с помощью большого количества неравнодушных людей удалось установить связь с семьями еще двух военнопленных из «калининградского списка». И, безусловно, выслать в их адрес архивные документы.

Была найдена проживающая в Калуге внучка СЕРГЕЕВА Николая Иосифовича, воина-пехотинца, 3 октября 1942 г. попавшего в фашистский плен и умершего 29 апреля 1944 г. в Восточной Пруссии, в лагере для военнопленных «Шталаг 1 F».

А 19 июля 2016 г. пришло письмо из Посольства Республики Узбекистан в Российской Федерации (в Москве) о том, что в Бухарской области найдены родственники военнопленного СУЛЕЙМАНОВА Дурсуна Мавлюд Оглы, погибшего в том же «Шталаге 1 F» 10 июня 1943г.

Выяснилось, что отец военнопленного Сулейманов Мавлюд Аслан Оглы безуспешно разыскивал своего сына в 1960-е гг. К сожалению, наша информация пришла слишком поздно, тем не менее, она дошла до ближайших родственников Дурсуна Сулейманова, которые теперь знают, что с ним произошло на самом деле и где находится место его захоронения.

Глава (Хоким) Бухарской области, выразив свою признательность, сообщил, что из проживавших в Узбекистане в годы войны 6,5 миллионов человек - более 1,5 миллионов, то есть почти четверть всего населения, сражались против фашизма. «Прошло уже 70 лет, но в каждой семье жива память о том, что в той страшной войне погибло около полумиллиона наших соотечественников, некоторые из них пропали без вести. Мы же должны поддерживать мир и покой на земле, чтить память погибших и показать уважение их семьям», - написал нам в ответном письме Хоким Бухарской области М. Т. Эсанов.


23.06.2016

Круглов.png


21.06.2016

http://www.chyrvonka.by/2016/06/nevydumannaya-istoriya/

Невыдуманная история

Ирина ТОРБИНА. Чашниковская районная газета «Червоны прамень». Республика Беларусь

«Солдаты, для которых победы не было». Именно такое название получила выставка, подготовленная в 2011-м году Государственным архивом Калининградской области и посвящённая судьбам советских военнопленных, погибших на чужбине, в тяжёлых условиях фашистского плена. Предыстория мероприятия, которую рассказала начальник отдела научной информации и публикации документов ОГКУ «Государственный архив Калининградской области» Варвара Егорова, такова.

В 1949-м году в молодой Калининградской области (она создана в 1946-м на части территории бывшей Восточной Пруссии) был образован Государственный архив. Уже в те годы архивисты проявили интерес к документам «немецкого периода». В качестве бесхозных упомянутые бумаги находились во многих разрушенных в ходе боевых действий зданиях Кёнигсберга-Калининграда и городов области. Нередко их находили жители и передавали в милицию, оттуда они поступали в архив. Так в ГАКО сформировалась небольшая коллекция фондов «немецкого периода», находившаяся на закрытом хранении вплоть до перестройки. В девяностые   документы были изучены.

Оказалось, что в одном из архивных фондов, именуемом «Управление по использованию рабочей силы округа Кёнигсберг» имеется 27 лагерных учётных карточек советских военнопленных. На каждой из них стоял штамп « Tote Kartai!» , означавший: все военнопленные умерли в лагере « Шталаг1F», который располагался в городе Судауене ( ныне – польский город Сувалки). Карточки содержали сведения о военнопленном, месте проживания ближайших родственников, фотографию, сделанную лагерным фотографом.

Архивисты начали поиск. Он получился долгим и трудным. Сведения были разосланы в военкоматы по месту жительства, консульства государств бывших союзных республик. К поиску подключились газета «Комсомольская правда», региональные СМИ, телеканалы, Управление федеральной службы судебных приставов России, и даже районные школы. Представьте, ребята совершали подомовые обходы в сёлах, указанных в карточках как место жительства военнопленных. Поскольку в списке военнопленных 9 человек являлись уроженцами Украины, провели выставку в Киеве. В результате за пять лет удалось найти родственников 16 из списка. Ни одна семья ничего не знала о своих близких. Истории были разные. Многие очень трогательные.

В числе последних - история нашей землячки, уроженки Чашникского района Витебской области, Людмилы Васильевны Вишневской (Кореневской).

…Наткнувшись в конце минувшего года на информацию Калининградского архива о военнопленном Василии Васильевиче Кореневском в интернете, я разместила её в выпуске своей районной газеты «Чырвоны прамень» от 9 января 2016-го, не слишком надеясь, что кто-то из родственников отзовётся. Замученный фашистами красноармеец - уроженец Украины. На территории Чашникского района в деревне Дубровки, как указано в учётной карточке, проживала его жена Анастасия Афанасьевна Павроз.

Но прошло несколько месяцев, и в редакции раздался телефонный звонок. Звонившая представилась: «Дочь военнопленного, Людмила Васильевна Вишневская (Кореневская)…» Она сообщила, что проживает в Полоцке и только теперь узнала о судьбе отца: 75 лет он считался «пропавшим без вести». А оказалось: отец попал в плен, обороняя…Полоцк! и умер в концлагере.

- Я приехала в Дубровки на Радоницу, - рассказала Людмила Васильевна,- побывать на могиле матери, а родственники мне газету: «Люда, твой отец нашёлся». Что тут говорить…. Спустя столько лет, узнать, что живёшь в городе, который защищал твой отец...

Мы условились о встрече и вот я в пути. Дорога по территории Полоцкого района - музей под открытым небом, отражающий героическую оборону города в июле1941-го, вошедшую в историю как Полоцкий волнолом. Две недели противостояли во много раз превосходящему в силе и технике противнику войны Красной Армии.

Немцы вошли в Полоцк 16 июля, в наиболее укреплённых оборонительных сооружениях, бои продолжались до 19-го. Василий Васильевич Кореневский, мобилизованный Чашникским РВК в июне 1941-го, как значится в учётной карточке, попал в плен 16 июля. Такой короткой получилась его фронтовая биография, но он сражался до конца. Примечательно, что в тот же день, оказавшийся со своим воинским подразделением в Витебском котле, недалеко от Лиозно был взят в плен сын Сталина - Яков Джугашвили и ещё тысячи солдат, отдавших свою жизнь на алтарь Победы, но так и не увидевших её.

Единственная дочь Василия Васильевича – Людмила - родилась в деревне Грязино Чашникского района в феврале 1941-го. Непростая судьба была отмерена дочери фронтовика. Военное лихолетье с матерью переживали в Дубровках. Дома не имели, ютились в землянке. Зимой вход заносило снегом, выбраться на улицу без помощи извне было невозможно. Голодали, по весне радовались гнилой картошке и конскому щавелю. Таким помниться ей военное и послевоенное детство. А в 1947-м умерла мама. Девочка, круглая сирота, которой исполнилось всего шесть лет, попала в Чашникский детский дом. Когда она немного повзрослеет, родственники передадут сироте семейные реликвии: метрику о рождении, довоенную фотографию родителей, паспорт отца. Дорогое сердцу наследство Людмила Васильевна бережно хранит до сих пор.

О жизни в детском доме вспоминает без горечи, говоря: «здесь о нас заботились». А что больше надо было настрадавшемуся ребёнку? Тёплая комната, чистая постель и еда после пережитого казались райскими.

«Вот, - показывает Людмила Васильевна фотографию из цикла «в Чашникском детдоме», - сколько нас!» На обратной стороне по порядку все фамилии и имена. С некоторыми из бывших одноклассников поддерживает отношения до сих пор. Тепло вспоминает любимую воспитательницу Марию Филимоновну Чеклину и учителей.

Когда в детский дом в Чашниках закрыли, Людмилу Кореневскую перевели – в Луначарский, недалеко от Полоцка. Здесь она познакомиться с будущим мужем. В судьбах подростков было много общего. Отец Игнатия Вишневского не вернулся с войны, вскоре после освобождения умерла мама. Мальчик скитался по хозяевам, пас скот, чтобы заработать на пропитание. Его заметила одна сердобольная женщина и привела в милицию для оформления в детдом. «Я помню,- рассказывает Игнатий Андреевич, - меня стригла медсестра, а мне на руки падали слёзы. Так впечатлил молодую женщину облик малолетнего сироты. До этого я год не стригся, да и мылся по случаю. Сразу строил планы о побеге из детского дома. Но, когда меня накормили борщом и манной кашей, твёрдо решил: «Отсюда никуда не побегу…»

Десятый класс оба заканчивали уже в детдоме Городка. А потом началась самостоятельная жизнь. Людмилы закончила ФЗУ при мясокомбинате Минска, получила специальность вязальщицы колбас. Игнатий выучился на электрика. 56 лет назад два детдомовца соединили свои судьбы и приехали в Полоцк. Здесь жил дядя Игнатия Андреевича. Непросто пришлось молодым.    Но всё смогли, всё преодолели. Есть уютная квартира, давно стали взрослыми двое дочерей, выросла внучка, подрастает правнучка. И это лучший памятник отцу, деду, прадеду, защищавшему город в 1941-м.


01.06.2016

Найдены родственники военнопленного Андрея Круглова

У нас хорошая новость. Пятилетние поиски родственников военнопленного Андрея Круглова наконец-то увенчались успехом. Мы искали их в Нижегородской области - на Родине Андрея Мартемьяновича, - а, оказалось, нужно было искать в Республике Казахстан, где с 1941 г. проживает его сын.

Именно туда маленького Юрия с мамой эвакуировали в 1941 г. из Карелии, где в то время служил его отец - гвардии старшина Круглов. Юрий Андреевич так и остался в Казахстане, прожил там всю свою жизнь, бережно хранил письма отца с фронта и разыскивал информацию о нем долгие годы. А. М. Круглов официально считался «пропавшим без вести».

А теперь Юрий Андреевич очень скоро получит из архива документы, проливающие свет на судьбу своего отца - Андрея Мартемьяновича Круглова – о том, что тот попал в фашистский плен, когда самолет-штурмовик Ил-2, где он служил стрелком-радистом, был сбит в небе над Сталинской (ныне – Донецкой) областью, в каких лагерях он содержался, пока в марте 1944 г. не был переведен в Шталаг 1 F в Судауне (ныне – польский город Сувалки). И о том, что в ночь с 30 июня на 1 июля 1944 г. Андрей Круглов, казалось бы, ослабленный пленом, не имевший правой руки (ампутирована, вероятно, вследствие травмы после падения самолета), тем не менее, предпринял попытку к бегству, во время которой и был смертельно ранен.

Умер Андрей Круглов от ран 1 июля 1944 г. на операционном столе. Похоронен как неизвестный советский военнопленный на территории лагеря, ныне же его прах покоится в одной из братских могил на военно-мемориальном кладбище на месте бывшего Шталага 1 F в польском городе Сувалки.


https://klops.ru/news/obschestvo/132923-proshli-vse-muki-ada-i-pogibli-v-lageryah-kak-v-kaliningrade...

В. Егорова,

начальник отдела научной информации

и публикации документов ОГКУ «ГАКО»

Прошли все муки ада и погибли в лагерях: как в Калининграде разыскивают родственников фронтовиков-военнопленных

Клопс. ру. 7 июня 2016 г.

«Солдаты, для которых Победы не было». Так называлась выставка, подготовленная в 2011 году Государственным архивом Калининградской области и посвященная судьбам советских военнопленных времен Второй мировой войны, погибших на чужбине, в тяжких условиях фашистского плена. А о том, в какую серьезную, объединившую тысячи самых разных людей, кампанию, она в итоге вылилась, мы и рассказываем.

Предыстория

В 1949 году в молодой Калининградской области, созданной в 1946 году на части территории бывшей Восточной Пруссии, был образован Государственный архив, одной из задач которого стало сосредоточение в его хранилищах документальных источников как о первых шагах, так и о дальнейших этапах развития региона. Но, как оказалось, архивисты в те далекие послевоенные годы проявили интерес и к «немецким» документам, что в качестве бесхозных находились в разрушенных в ходе боевых действий зданиях Кенигсберга-Калининграда и городов области. Многие материалы довоенного периода находили и жители города, передавали их в милицию, а оттуда документы также поступали в государственный архив. Так в ГАКО постепенно сформировалась небольшая коллекция фондов «немецкого периода». К слову, находилась она на закрытом хранении вплоть до «перестройки».

В 1990-е гг. эти документы были самым тщательным образом просмотрены и изучены архивистами. Оказалось, что в одном из архивных фондов – «Управлении по использованию рабочей силы округа Кенигсберг» - среди прочих документов имеется 27 лагерных учетных карточек советских военнопленных. Вернее, 26 карточек, от 27-ой (на военнопленного Филиппа Тимченко) осталась лишь фотография, аккуратно наклеенная на чистый лист бумаги.

Все эти учетные карточки объединяло одно – на каждой из них стоял штамп «Tote Kartai!», означавший, что все эти военнопленные умерли в лагере, и то, что назывался он «Шталаг 1 F». Гораздо позже мы выяснили, что данный шталаг располагался в восточнопрусском городе Судауене (ныне - польский г. Сувалки). Карточки содержали сведения о том, в каком чине и в каком подразделении Красной Армии служил пленный, где и когда он попал в плен, информацию о месте проживания его близких родственников, данные о его вероисповедании и прочие сведения личного характера. В каждую персональную учетную карточку была вклеена небольшая фотография красноармейца, сделанная лагерным фотографом.

На том этапе, в 1990-е, архивисты ограничились тем, что разослали сведения о своей «находке» в военные комиссариаты, согласно указанному в карточке месту жительства каждого из военнопленных. Как мы узнали уже потом, отправленная тогда информация вошла во многие Книги памяти, издававшиеся тогда в регионах, но, увы, родственников она так и не достигла.

«А родственники-то знают?»

В 2011 году, в честь 65-летия завершения Нюрнбергского процесса, мы решили сделать в архиве выставку – лаконичную, но говорившую об ужасах фашистских злодеяний без слов, через глаза и лица людей. Мы увеличили все 27 фотографий военнопленных. Профессиональный фотохудожник Людмила Брилевская превратила их в настоящие фотопортреты. Выставка эмоционально «пробивала насквозь». 27 пар глаз солдат, которые честно сражались на фронте, попали в плен, как правило, не по своей вине (большинство – в сумятице и неразберихе первых недель и месяцев войны), а в итоге – оказались «забыты».

Кто-то из собравшихся на открытие выставки спросил: а родственники-то знают об этих карточках? И мы написали еще раз в военкоматы. Поскольку несколько человек было из бывших союзных республик – написали и в консульства. Итог: нашли родственников четверых военнопленных. Известие приятное и жутковатое одновременно: ни одна из семей ничего не знала о судьбе своих близких, а многие — много лет ждали, искали, писали… Сообщение о том, что жена Ивана Ермиловича Лапыгина искала его всю свою жизнь, а в итоге – не дожила до письма из архива всего 13 дней, на нас сильно подействовало.

Кто это «мы»?

Скажем так, своего рода «инициативная группа»: несколько архивистов, один журналист, один фотограф, один частный предприниматель. Это поначалу. А уж потом это понятие «мы» стало вмещать такую массу народа, что уже не до имен, профессий или фамилий. А архив выступал и продолжает выступать своего рода центром приема и отправки корреспонденции и аккумуляции поисковой информации.

А учетные карточки мы отсканировали и (развенчаем миф о закрытости архивов) выложили в сети Интернет. И карточки «зажили» собственной жизнью. Они «распространились» по разнообразным форумам поисковиков, сайтам и т.д. Родственников погибших в плену солдат стали искать совершенно неизвестные нам люди, к их судьбам стало сопричастно такое громадное количество людей, что отсутствие результата стало уже невозможным.

Поиски продолжились

Следующим шагом стали СМИ. Мы обратились к главному редактору «Комсомольской правды» с просьбой опубликовать в региональных выпусках газеты фотографии и информацию обо всех наших красноармейцах, что и было сделано. Затем к поиску подключилось (можете удивляться) Управление федеральной службы судебных приставов России, имеющее разветвленную сеть подразделений по всей стране. Знаете, с каким энтузиазмом, интересом они искали родственников этих людей! И мы им очень благодарны. Более того, региональные приставы вышли на местные СМИ - печатные издания и телеканалы. И даже на районные школы. Ребята самых разных возрастов совершали подомовые обходы в селах, указанных в карточках как место жительства родственников военнопленных. Какую громадную работу провернули эти школьники! Наверное, нашим детям сейчас очень не хватает реальных добрых дел, которые бы их объединяли…

В итоге были найдены родственники 10 человек. И снова – никто и ничего не знал о судьбе своих близких, пропавших после ухода на фронт.

Истории были разные. Многие - очень трогательные. Так, сестра Ивана Васильевича Панасенко, безуспешно искавшая брата многие годы, каждый год, 9 мая, приезжала в родное село, чтобы вместе с земляками почтить память всех не вернувшихся с войны… Или большая дружная семья Невоструевых (у него было семеро детей, а представляете – сколько сейчас у него вгнуков?), которая спустя более чем семь десятилетий наконец-то узнала правду об отце, деде, прадеде… К слову, в мае 2012 года в родном селе Василия Михайловича на памятнике землякам, погибшим в годы Великой Отечественной войны, появилась и его фамилия.

Выставка в Киеве

В списке военнопленных, родственников которых мы разыскивали, было 9 человек -уроженцев Украины. Поэтому мы решили привлечь внимание их земляков и провели выставку в Центре Россотрудничества в Киеве. Она открылась 22 июня 2012 г. Мы, правда, рассчитывали, что о ней напишут, что появятся публикации с фотографиями военнопленных, что родственники откликнутся… Но тех статей, на которые мы рассчитывали, не было. Родственники не откликнулись. А наше непосредственное обращение в местные СМИ осталось без ответа.

Как здорово, что такие люди есть

Прошло уже пять лет с начала поисков, а письма с предложением помощи продолжают приходить, причем - помощи реальной, действенной. Например, написала некая Янина Кузьмичева, поисковик, она где-то в публикациях прежних лет прочитала про наш проект, заинтересовалась и решила помочь. Именно она стала катализатором нового витка активных поисков. Я даже не знаю, чем она занимается по жизни, где она живет, практически уверена, что она не из Калининграда - мы с ней общаемся по Интернету и говорим исключительно «о деле». Янина с помощью поисковиков из Украины: Калиниченко Анатолия, Фенько Людмилы, Дзюба Натальи и многих-многих других – помогла выйти на родственников военнопленных, уроженцев Украины.

А недавно найдена дочь военнопленного Василия Васильевича Кореневского, проживающая в Белоруссии. В поисках нам очень помогла журналистка местной газеты «Чырвоны прамень» Ирина Торбина. Как и во всех предыдущих случаях, дочь военнопленного также ничего не знала о судьбе отца и была очень рада получить весточку и документы о нем.

И снова победа

На днях увенчались успехом пятилетние поиски родственников военнопленного Андрея Круглова. Мы искали его близких в Нижегородской области - на Родине Андрея Мартемьяновича, - а, оказалось, нужно было искать в Республике Казахстан, где с 1941 г. проживает его сын. Туда маленького Юрия с мамой эвакуировали в 1941 г. из Карелии, где в то время служил его отец - гвардии старшина Андрей Мартемьянович Круглов. Юрий Андреевич так и остался в Казахстане, бережно хранил письма отца с фронта и разыскивал информацию о нем все это время. А. М. Круглов в 1949 г. был официально признан «пропавшим без вести». В поиске нам помогла журналист районной газеты «Сельская новь» Светлана Грамотеева. К слову, письмо ей переслали из газеты «Северный Казахстан», куда мы обратились. Совсем как в кино, «бумеранг добра» существует.

Я надеюсь, что очень скоро Юрий Андреевич получит по почте документы, проливающие свет на судьбу отца - Андрея Мартемьяновича Круглова – о том, что тот попал в фашистский плен, когда самолет-штурмовик Ил-2, где он служил стрелком-радистом, был сбит в небе над Сталинской (ныне – Донецкой) областью, в каких лагерях он содержался, пока в марте 1944 г. не был переведен в Шталаг 1 F в Судауне (ныне – польский город Сувалки). И о том, что в ночь с 30 июня на 1 июля 1944 г. Андрей Круглов, ослабленный пленом, не имевший правой руки (ампутирована, вероятно, вследствие травмы после падения самолета), тем не менее, предпринял попытку к бегству, во время которой и был смертельно ранен, после чего умер на операционном столе и что ныне его прах покоится в одной из братских могил на военно-мемориальном кладбище на месте бывшего Шталага 1 F.

Проект продолжается

На сегодняшний день найдены родственники 16 военнопленных из нашего списка. Осталось найти близких 11 человек. Мы верим, что найдем еще многих, потому что интерес к этому и желание помочь нам в поисках не прекращаются. Родственников этих людей ищут журналисты, ищут поисковики, ищут обычные люди через социальные сети.

Знаете, какая тебя охватывает радость, когда подчас безуспешные поисковые мероприятия вдруг оборачиваются успехом?! Как приятно, когда говоришь по телефону или скайпу с сыном или дочерью, которые росли без отца, но помнили о нем, перечитывали его письма, хотели узнать о нем?!

Когда мы нашли родственников Андрея Круглова, на успешности поисков родственников которого мы, было, уже поставили «крест» - сотрудники архива просто ликовали. Может, это и звучит пафосно, но для меня это был счастливый день… Беседуя с родственниками, я всегда пытаюсь разузнать что-то о довоенной судьбе красноармейцев или об их пути до плена. Иногда нам присылают семейные фотографии: вот - наш красноармеец с семьей перед уходом в армию, вот - счастливый вдвоем с женой, вот - с детьми перед родным домом. Для нас это важно. Пусть у этих людей, у кого война, судьба как бы отняли право на «биографию», снова получат ее. Знаете, мы делаем все как ради их детей и внуков, так и ради их самих. Они этого заслуживают.


20.05.2016

Найдены родственники военнопленного Н.Д.Дземана

Благодаря помощи украинских поисковиков и, прежде всего, Анатолия Калиниченко, нам удалось установить связь с родственниками еще одного красноармейца, погибшего в лагере Шталаг 1 Ф, – Николая Дмитриевича Дземана, родившегося в 1917 г. на Украине – в Тлумачском районе Ивано-Франковской области, призванного в армию в 1940 г, попавшего в плен 17 июня 1942 г. и умершего в лагере 11 мая 1944 г.

Копии архивных документов направлены родственникам Николая Дмитриевича, и мы надеемся, что его имя войдет в новую книгу его троюродного брата, историка и краеведа, которая посвящена погибшим в годы Великой Отечественной войны односельчанам.


16.05.2016

Поиски родственников военнопленных снова увенчались успехом!

И снова спешим сообщить – поиски родственников военнопленных, чьи лагерные учетные карточки попали на хранение в ГАКО, снова увенчались успехом. Большое спасибо поисковикам, в частности Анатолию Калиниченко и Янине Кузьмичевой, а также журналистам Чашинской районной газеты (Республика Беларусь).

На сегодняшний день установлена связь с родственниками еще двух военнопленных из «калининградского списка» - Мирошникова Никанора Емельяновича и Кореневского Василия Васильевича.

К сожалению, у Мирошникова Н. Е. самых близких родственников в живых уже не осталось, но у Кореневского В. В. нам удалось найти дочь, которая очень была рада получить весточку о судьбе отца. Долгие годы Василий Васильевич считался «пропавшим без вести».

Итак, осталось найти родственников лишь 13 военнопленных.


12.05.2016

Список советских солдат, считавшихся «пропавшими без вести», сокращается!

Приятно, что месяц Победы – май – оказался плодотворным в направлении розыска родственников советских военнопленных, лагерные учетные карточки которых оказались на хранении в Государственном архиве Калининградской области, а родственники долгие годы считали солдат «пропавшими без вести». Благодаря помощи российских и украинских поисковиков, найдены родственники еще одного военнопленного из так называемого «калининградского списка» - Червинского Ануфрия Ильича, попавшего в фашистский плен 17 октября 1941 г. и умершего 1 мая 1943 г. в лагере Шталаг 1F на территории Восточной Пруссии.

Поиск родственников военнопленных ведется пять лет – с 2011 года. В поисках участвует громадное количество людей. И в этот раз найти семью военнопленного помогли неравнодушные люди, проживающие в России и Украине: Калиниченко Анатолий, Фенько Людмила, Дзюба Наталья Юрьевна, Кузьмичева Янина.

Осталось найти родственников 15 военнопленных.


10.05.2016

Найдена семья одиннадцатого военнопленного из «калининградского» списка

Благодаря помощи российских и украинских поисковиков, найдены родственники: внучка и правнучка – еще одного советского военнопленного из «калининградского» списка – Неленя Федора Никандровича, умершего 13 августа 1943 г. в лагере Шталаг 1F.

Напомним, что поиск родственников военнопленных, чьи лагерные учетные карточки попали на хранение в ОГКУ «Государственный архив Калининградской области», ведется пять лет – с 2011 года. Нам помогает в этом громадное количество людей. В этот раз найти семью военнопленного помогли неравнодушные люди, проживающие в России и Украине: Калиниченко Анатолий, Фенько Людмила, Дзюба Наталья Юрьевна, Янина Кузьмичева.

Теперь осталось найти родственников 16 военнопленных.

Возврат к списку